Päis
ЧТО ТАКОЕ ASN? | КАК ПОДАТЬ ЖАЛОБУ? | КОДЕКС ЖУРНАЛИСТСКОЙ ЭТИКИ | ВЫБОРКА ЗАКЛЮЧЕНИЙ | IN ENGLISH | EESTI KEELES Trüki

Выборка заключений

309
Дата регистрации 17.9.03
Стороны Т.Б. о статьях Л.Семеновой в газете "Молодежь Эстонии" - "Украли ребенка" (30.8.2003) и "Настя вернулась к маме"
(3.9.2003)
Содержание Нарушение пунктов 1.2, 1.4, 1.5, 3.5, 4.2, 4.7, 4.9, 4.10 Кодекса журналистской этики
Заключение 14.10.03 Заключение: преимущественно освобождающее

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Совет по журналистской этике рассмотрел жалобу Т.Б. на газету "Молодежь Эстонии". Податель жалобы утверждает, что газета опубликовала ложные факты, а также вводящую в заблуждение и искаженную информацию о нем и его ребенке. Газета "Молодежь Эстонии" опубликовала три статьи журналистки Любови Семеновой ("Украли ребенка", 30.08.2003 г.; "Ищем Настю", 1.09.2003 г. и "Настя вернулась к маме", 3.09.2003 г.), в которых описывается, как отец 5-летней Анастасии Б. увез ее в тайне от матери, и как полиция просила общественность помочь в поисках ребенка.

Жалоба Т.Б. касается двух статей - "Украли ребенка" и "Настя вернулась к маме". По словам подателя жалобы, журналистка представила ложные факты в деталях, касающихся прав опеки над ребенком (судебный спор между родителями в связи с ходатайствами о лишении родительских прав), а также о состоянии здоровья ребенка, насилии со стороны отца и о событиях, произошедших до похищения ребенка. Для подтверждения своих слов податель жалобы представил и документы.

На запрос Совета по журналистской этике "Молодежь Эстонии" и журналистка Любовь Семенова дали основательные ответы (3.10.2003 г. и 29.09.2003 г.). Как главный редактор газеты "Молодежь Эстонии" Илья Никифоров, так и журналистка Семенова опровергают содержащиеся в жалобе утверждения, что газета будто бы нарушила пункты Кодекса журналистской этики - 4.7. (споры родителей об опеке над детьми), 4.9. (обнародование фактов, касающихся частной жизни), 1.2. (право общественности получать правдивую информацию), 4.10. (искажение информации) и 4.2. (в конфликтной ситуации выслушивание обеих сторон).

Журналистка приобщила копии 16 документов, подтверждающих приведенные в ее письме разъяснения. Во время написания и опубликования статьи Т.Б. находился в розыске, и у журналистки не было никакой возможности побеседовать с ним. Информация, использованная в статье, основывается на действующем решении суда, и у журналистки не было причины подвергать его сомнению. В ответе газеты совету говорится также: "Обращение полиции к общественности с просьбой о помощи не является фактом частной жизни Т.Б., это событие публичной жизни, тем более, когда поиска и возвращения ребенка матери требует вступившее в силу судебное решение".

В данном случае Совет по журналистской этике не видит нарушения добрых журналистских традиций и соглашается с позицими редакции и журналистки. Но все же отмечает, что газета могла бы менее детально описывать обстоятельства, касающиеся ребенка (особенно то, что касается состояния здоровья и спора между родителями о праве опеки), дабы защитить его приватность. Для поиска ребенка с помощью общественности эти детали не были нужны.

Заключение: преимущественно освобождающее.

Проф. Эпп Лаук,
заместитель председателя Совета по журналистской этике, и.о. председателя

JalusEsileheleTagasi